Персональный сайт - Иск в Доргомиловский суд часть 1
Суббота, 18.11.2017
Мой сайт

На главную страницу

 

В Дорогомиловский районный суд г. Москвы

 

Исковое заявление.

 

От гражданина Российской Федерации, народного депутата Российской Федерации в 1990 – 1993 годах, экс-депутата Верховного Совета России, председателя Комитета по международным делам Верховного Совета Андронова Ионы Ионовича с просьбой установить юридический факт государственного военного переворота, произведенного смертоносно в Москве 21 сентября – 4 октября 1993 года гражданином Российской Федерации Б.Н. Ельциным и его самым близким сподвижником гражданином Российской Федерации генералом А.В. Коржаковым.

Место жительства истца Андронова Ионы Ионовича: 121170 Москва, площадь Победы, дом № 1, корпус Б, квартира 386, телефон 8-499-148-56-36.

Место жительства ответчика Коржакова Александра Васильевича: 142649, Московская область, Орехово-Зуевский район, Соболевское сельское поселение, деревня Молоково, Коржакову Александру Васильевичу.

Место прописки ответчика: 121609, г. Москва, улица Осенняя, дом 4, корпус 2, Коржакову Александру Васильевичу.

Причины обращения И.И. Андронова с иском конкретно в Дорогомиловский районный суд г. Москвы:

  1. Место жительства И.И. Андронова находится в территориальной юрисдикции Дорогомиловского районного суда г. Москвы.

     

  2. Федеральные судьи Дорогомиловского районного суда полномочны выносить судебные определения по искам в сфере международного законодательства о правах человека в соответствии со Всемирной декларацией о правах человека ООН и другими общепризнанными нормами международного права, о чем гласит Статья 17 пункт 1 Конституции Российский Федерации.

     

Тому недавний публичный прецедент – удовлетворение 27 декабря 2016 года Федеральным судьей Дорогомиловского районного суда иска экс-депутата Верховной Рады Украины В.Н. Олейника о признании событий в столице Украины в феврале 2014 года государственным переворотом.

 

Посему прошу Дорогомиловский районный суд г. Москвы удовлетворить и мой иск с определением судом степени вины генерала Коржакова А.В. за то, что он 4 октября 1993 года угрожал моему конституционному праву на жизнь, моему зафиксированному в статье 21 Конституции Российской Федерации праву не подвергаться «насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению».

Кроме того, на моих глазах генерал А.В. Коржаков 4 октября 1993 года в 17:00 часов покушался на убийство и ранее ночью с 3 октября на 4 октября 1993 года был инициатором убийственного бронетанкового расстрела парламентского Дома Советов, где в то время я укрывался и оттуда пытался предотвратить кровавую бойню (смотри книгу мемуаров Ионы Андронова «Моя война. Под огнем от Афгана до Москвы», 1999 г., стр. 370-382).

В целом воинские злодеяния генерала А.В. Коржакова 4 октября 1993 года подпадают под категорию военных преступлений, запрещенных Женевскими конвенциями от 12 августа 1949 года.

Неприменимость срока давности к военным преступлениям узаконена 26 ноября 1968 года Конвенцией о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества, Европейской конвенцией 25 января 1974 года о неприменимости срока давности к преступлениям против человечества и к военным преступлениям.

Далее в иске изложен перечень доказательств государственно военного переворота.

 

Документальные доказательства государственного военного переворота 21 сентября – 4 октября 1993 года.

 

21 сентября 1993 года в 20:00 часов Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин экстренно выступил по центральному телевидению с его Обращением к гражданам России, в котором изложил свой новый Указ №1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации».

В президентском Указе №1400 Б.Н. Ельцин провозгласил: «Постановляю: Прервать осуществление законодательной, распорядительной и контрольной функций Съездом народных депутатов Российской Федерации и Верховным Советом Российской Федерации. Заседания Съезда народных депутатов Российской Федерации не созываются. Полномочия депутатов Российской Федерации прекращаются. Предложить Конституционному Суду Российской Федерации не созывать заседания».

Конституция Российской Федерации, неотмененная Ельцинским Указом №1400 до 12 декабря 1993 года, гласила:

«Статья 12110. Президент Российской Федерации может быть отрешен от должности в случае нарушения Конституции Российской Федерации, законов Российской Федерации, а также данной им присяги.

Такое решение принимается Съездом народных депутатов Российской Федерации на основании заключения Конституционного Суда Российской Федерации большинством в две трети голосов от общего числа народных депутатов Российской Федерации по инициативе Съезда народных депутатов Российской Федерации, Верховного Совета Российской Федерации или одной из его палат».

Утром 22 сентября 1993 года на внеочередном заседании Верховного Совета России в парламентском Доме Советов («Белом доме») председатель Конституционного Суда В.Д. Зорькин, который и ныне председатель Конституционного суда Российской Федерации, огласил вердикт Конституционного Суда:

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Конституционного Суда Российской Федерации

 

О соответствии Конституции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина, связанных с его Указом «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» от 21 сентября 1993 года № 1400 и Обращением к гражданам России 21 сентября 1993 года

 

21 сентября 1993 года, город Москва

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, заместителя Председателя Н.В. Витрука, секретаря Ю.Д. Рудкина, судией Э.М. Аметистова, Н.Т. Ведерникова, Г.А. Гаджиева, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, В.И. Олейника, Н.В. Селезнева, О.И. Тиунова, Б.С. Эбзеева,

рассмотрев в судебном заседании действия и решения Президента Российской Федерации, связанные с его Указом «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» от 21 сентября 1993 года № 1400 и его Обращение к гражданам России 21 сентября 1993 года,

руководствуясь статьей 1651 Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части второй и части четвертой статьи 1 и статьями 74, 77 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации,

пришел к заключению:

Указ Президента Российской Федерации Б.Н.Ельцина «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» от 21 сентября 1993 года № 1400 и его Обращение к гражданам России 21 сентября 1993 года не соответствует части второй статьи 1, части второй статьи 2, статье 3, части второй статьи 4, частям первой и третьей статьи 104, части третьей пункта 11 статьи 1215, статье 1216, части второй статьи 1218, статьям 1651, 177 Конституции Российской Федерации и служат основанием для отрешения Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности в порядке статьи 12110 или 1216 Конституции Российской Федерации.

Председатель Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д ЗОРЬКИН

Секретарь Конституционного Суда

Российской Федерации

Ю.Д.РУДКИН

 

Провозглашенный президентом Б.Н. Ельциным 21 сентября 1993 года внезаконный Указ № 1400 отнял у меня, народного депутата Российской Федерации, от Владимирского национально-территориального избирательного округа № 29 И.И. Андронова, мое конституционное гражданское право быть избранным в органы государственной власти.

Конституция Российской Федерации, действительная в 1993 году до 12 декабря, гласила:

« Статья 92. Выборы депутатов являются всеобщими: право избирать и быть избранным имеют граждане Российской Федерации, достигшие 18 лет.»

Нынешняя Конституция Российской Федерации также констатирует:

«Статья 32. Граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти.»

«Статья 46. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.»

Примечательно, что Ельцин спустя полгода после его антиконституционного Указа № 1400 вроде бы осознал хоть отчасти противозаконность своего сентябрьского путча в поспешно состряпанной мемуарной книге «Борис Ельцин. Записки президента», напечатанной в Финляндии в марте 1994 года. В ней сказано:

«Первый всенародно избранный президент закон нарушает, пусть плохой закон, нелепый, ставящий страну на грань развала, но все равно – закон… Отнюдь не всегда действия власти должны выглядеть красиво». («Борис Ельцин. Записки президента», 1994 г., страницы 347, 365).

Однако, вернее всего, что не было у Ельцина никакого даже малейшего сожаления о чем-то. Его одиннадцатилетний фаворит генерал Коржаков, попав неожиданно в жестокую опалу у патрона летом 1996 года, разоткровенничался обидчиво через два года в интервью корреспонденту газеты «Завтра» Вячеславу Морозову. (газета от 27 сентября 1998 года, страница 4).

«Коржаков: Открою вам секрет, книгу «Записки президента» на девяносто процентов надиктовал… Коржаков. Борис Николаевич мою работу оценил в 30 тысяч долларов, однако до сих пор со мной не расплатился.

Морозов: Принято считать, что под псевдонимом «Борис Ельцин» скрывался Валентин Юмашев.

Коржаков: Уточняю: диктовал я, а литературно обрабатывал действительно Юмашев. Сам Борис Николаевич надиктовал от общего объёма полтора-два процента там, где требовалась индивидуальная характеристика кого-либо из своего окружения».

Примечание: В.Б. Юмашев – журналист, составитель двух книг мемуаров Б.Н. Ельцина, женился на дважды разведённой дочери Ельцина, был назначен главой Администрации президента Российской Федерации, стал в итоге долларовым миллионером.

22 сентября 1993 года Верховный Совет Российской Федерации, собравшись в Доме Советов, принял свое Постановление: «Верховный Совет Российской Федерации констатирует, что 21 сентября 1993 года Президентом Российской Федерации Б.Н. Ельциным совершен государственный переворот».

23 сентября X Съезд народных депутатов Российской Федерации, руководствуясь Заключением Конституционного Суда Российской Федерации от 21 сентября 1993 года, Статьёй 12110 Конституции Российской Федерации, Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 22 сентября 1993 года, постановил:

«1. Оценить действия Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина как государственный переворот… 2. Полномочия Б.Н. Ельцина в качестве Президента Российской Федерации прекратились».

В ответ парламенту по повелению Б.Н. Ельцина были отключены в Доме Советов телефонная связь, электроэнергия, теплоотопление, водоснабжение, канализация. Дом Советов опоясали кольцом колючей проволоки «спираль Бруно». Вокруг Дома Советов расставили сомкнутыми шеренгами солдат и офицеров войск министерства внутренних дел Российский Федерации. Эти воители насильно отгоняли рвавшихся на помощь парламентариям сотни москвичей и били всех подряд полицейскими дубинками, не щадя женщин и стариков.

  • столкновения продолжались в конце сентября и начале октября 1993 года, а завершились кровопролитной кульминацией вечером 3 октября на улице Академика Королева между двух зданий телевизионного центра Останкино. Оттуда на всем протяжении государственного переворота Б.Н. Ельцина его телеэкранные подпевалы оголтело клеймили непокорных ему народных депутатов и их защитников, обзывая всех скопом «бандитами, фашистами, мятежниками».

И вот 3 октября около семи часов вечера у телецентра Останкино скопилось свыше четырех тысяч уличных манифестантов, которые требовали предоставить «прямой эфир» представителям парламента России. На горе толпищу манифестантов главенство над ними захватил буйный антисемит и публичный матершиник генерал-отставник А.М. Макашов. Он орал, обращаясь к обитателям телецентра, через свой микрофон:

- Крысы, выходите! Эй, крысы! Крысы! Каждому, кто выйдет добровольно, будет сохранено одно яйцо! Крысы, выходите! Сопротивление бесполезно. Если найдутся придурки, которые будут стрелять в нас, то мы сделаем так, что им останется только одно: чемодан, вокзал, Израиль!

Вслед за тем доставленный Макашовым к телецентру автогрузовик начал таранить застеклённый вход в малое техническое здание телецентра. Туда же некий стрелок, возможно, провокатор пальнул из гранатомёта. Никто, впрочем, не погиб, не был ранен.

И сразу же одновременно с выстрелом гранатомета грянул ураганный расстрел уличной толпы из окон обоих зданий телецентра. Там заранее обосновались в засаде пулеметчики и снайперы спецназа министерства внутренних дел «Витязь». Чтобы добить еще уцелевших безоружных штатских манифестантов их атаковали пулеметным огнем и давили огромными колесами несколько бронетранспортеров.

Численность убитых и раненых в Останкино скрывалась «силовиками» Верховного главнокомандующего Б.Н. Ельциным почти семь месяцев. Зато убийцы «Витязя» срочно получили награды и денежные премии. 24 мая 1994 года было позволено, наконец, Генеральной прокуратуре России официально известить общественность о том, что в Останкино погибли якобы только 45 «гражданских лиц» и 103 «гражданских» было ранено. Среди погибших оказались четверо угодивших в мясорубку несчастных иностранцев: американский журналист, ирландский журналист, двое ливанских студентов. («Москва. Осень – 93. Хроника противостояния», 1994 год, страницы 523, 524. / «Расстрелянный парламент», 1995 г, страницы 278-280.)

Массовое убийство военнослужащими мирных безоружных граждан России и столь же безоружных законопослушных иностранцев определяется международными правовыми конвенциями как военное преступление. К таким военным преступлениям неприменим срок давности.

Генерал А.В. Коржаков поныне лживо оправдывает палачество в Останкино его былых сослуживцев. 19 июня 2016 года А.В. Коржаков в интервью с корреспондентом «Бизнес OnLine» Валерием Бересневым заявил:

«Не мы первые в 1993 году начали, не мы пустили первую кровь. В Останкино первую кровь пустили Хасбулатов и Руцкой. С этого все началось».

Вымысел генерала А.В. Коржакова совершенно противоречит реальной действительности. Во-первых, противники государственного переворота 21 сентября 1993 года Р.И. Хасбулатов и А.В. Руцкой (как бы не оценивать их тогдашние поступки) никого в Останкино не убили, никому «первую кровь не пустили».

Во-вторых, «с этого все началось» отнюдь не 3 октября 1993 года в Останкино, а 21 сентября, когда Б.Н. Ельцин совершил его путч.

В-третьих, и впрямь соответствует действительности то, как А.В. Коржаков, трактуя по-своему убийства в Останкино, употребляет положительно дважды слово «мы». Кто эти «мы» сам Коржаков разъяснил в его интервью 10 сентября 2016 года порталу «Политика»:

«Говорили, что я был тогда вторым человеком в стране. Я сейчас поправляю: «Не обижайтесь, я иногда первым был. Когда Ельцин был уже без всякого, кому еще на кнопки нажимать?»

Это не бахвальство. 3 октября 1993 года, когда Б.Н. Ельцин был, как часто, в стельку пьян, генерал А.В. Коржаков, уложив проспаться хмельного шефа, «нажимал на кнопки» кремлевских телефонов и раций, вызывая на штурм Дома Советов экипажи танков и бронетранспортеров подмосковных Кантемировской и Таманской дивизий. (Александр Коржаков «Борис Ельцин: от рассвета до заката. Послесловие», 2004 год, страницы 215, 216. / Вячеслав Костиков «Роман с президентом. Записки пресс-секретаря», 1997, страницы 250-257. / Татьяна Астраханкина «Ночь длинных ножей» в сборнике «Антихрист в Москве», 1997 год, страница 64.)

В кровопролитные 3 и 4 октября 1993 года генерал А.В. Коржаков оказался полновластным дублером Б.Н. Ельцина. И это произошло не только потому, что в те дни Ельцин был пьян или пребывал в полутрезвом состоянии. Намного ранее у начальника Службы безопасности президента РФ генерала Коржакова сложились, по его словам, с главой государства весьма интимные отношения:

«Ельцин назначил меня своим другом. Я считал себя его младшим братом. Мы же с ним были кровные братья. Мы кровью смешались. У меня на руке следы от двух порезов… В то время у него действительно ближе меня никого не было.» (Интервью А.В. Коржакова с корреспондентом «Daily Talking» Андреем Морозовым, 2 декабря 2009 года).

Б.Н. Ельцин даже через четыре года после вздорного изгнания из Кремля генерала А.В. Коржакова книжно вспомнил о бывшем друге таким образом:

«С особенным сожалением я вспоминаю еще одного генерала, который сыграл особую роль в моей личной истории. Долгие годы он был мне близок и по-человечески, и по-товарищески. И я долгие годы считал его своим единомышленником. Я говорю о генерале Коржакове, начальнике охраны президента». («Президентский марафон» Борис Ельцин, 2000 год, страница 78).

При долголетнем поощрении Б.Н. Ельцина начальник Службы безопасности президента А.В. Коржаков доносил боссу результаты магнитофонной «подслушки», агентурной слежки, тайных обысков кабинетов и жилья высших чиновников Администрации президента, правительства, оппозиционеров Государственной Думы. Наветами и шантажом генерал А.В. Коржаков добивался отставок неугодных ему руководящих сотрудников президентской Администрации, вице-премьеров правительства, хозяйственников, пресс-секретарей самого Б.Н. Ельцина. А. В. Коржаков до сих пор хвалится: «Боялись Коржакова как руководителя Службы безопасности президента». (Интервью с Дмитрием Тульчинским, сайт «Биография», 2016 год).

Один из устрашенных генералом Коржаковым – семилетний глава Всероссийской государственной телекомпании ВГТРК О.М. Попцов, он же льстивый рекламщик Ельцина и яростный подстрекатель расправы с народными депутатами в Доме Советов осенью 1993 года – охарактеризовал дважды печатно знакомого ему всесильного жандарма Ельцина:

«Коржаков Александр Васильевич. Начальник личной охраны Президента. Из близких Президенту людей – самый близкий. Власть начальника президентской охраны, даже ограниченная функционально, предполагает его экспансию во все правоохранительные органы. В рейтингах социологических опросов Коржаков выдвинулся на третье место – после самого Президента и премьера. Имеет собственное мнение относительно всех политиков. Считает, что личная преданность президенту оправдывает его вмешательство в дела, ему не подотчетные… Его близость к Президенту по существу максимальна. Коржаков тщеславен и амбициозен. Практически все аналитические службы, которые создал А. В. Коржаков, работали в ключе создания мощного дезинформационного поля, системы дискредитации как политических противников, так и неудобных союзников. Начальник охраны Ельцина знал о семейных проблемах Президента больше, чем сама семья». (Олег Попцов «Хроника времени «царя Бориса», 1995 год, страницы 502 – 504. /Олег Попцов «Тревожные сны царской свиты», 2000 год, страницы 132, 149, 167).

В минувшем 2016 году генерал А.В. Коржаков упомянул о своем прошлом, по его мнению, историческом поступке: «Я штурмовал Белый дом» (то есть Дом Советов – И.А.). (Интервью А.В. Коржакова журналисту Дмитрию Тульчинскому, сайт «Биография»).

Как генерал А.В. Коржаков штурмовал «Белый дом» (Дом Советов) он самолично описал в книге «Александр Коржаков. Борис Ельцин: от рассвета до заката. Послесловие», 2004 год, страницы 199-242. Эта книга прилагается к исковому заявлению И.И. Андронова в Дорогомиловский районный суд г. Москвы. Поэтому ограничимся лишь кратким пересказом поведанного генералом А.В. Коржаковым:

1) 16 сентября 1993 года Ельцин пригласил в свое охотничье поместье Завидово трех самых нужных ему «силовиков» для детальной планировки предстоящих через четыре дня осады и разгона народных депутатов России в их парламентском Доме Советов.

Тремя ключевыми военачальниками Ельцина были министр обороны генерал П.С. Грачев, глава супермогучей Службы безопасности президента генерал А.В. Коржаков, охранный комендант Кремля генерал М.И. Барсуков.

К неудовольствию Ельцина между Барсуковым и Грачевым вспыхнула перебранка из-за отсутствия войскового взаимодействия между армейскими штабами и командованием вооруженных сил министерства внутренних дел. Зато Коржаков ничем не огорчил Ельцина. Боевая готовность 900 отборных штурмовиков службы генерала Коржакова была загодя известна: «Я уже давно говорил Президенту: пора стукнуть кулаком по столу, хватит терпеть этот бардак, безвластие. В доме должен быть один хозяин». (страницы 202-205)

 

2) В сумерках 1 октября 1993 года, за двое суток до смертельной трагедии в Останкино, генерал Коржаков и его закадычный дружок генерал Барсуков отправились на рекогносцировку к «Белому дому» чтобы разведать подходы к нему для предстоящего штурма. Оба генерала облачились ради маскировки в штатские костюмы, спрятав под ними пистолеты. Лазутчики зашли на небольшую площадь у стен «Белого дома» и понаблюдали там за группами безоружных людей, гревшихся у самодельных костров. Это были добровольные защитники парламента. Коржаков подытожил: «Никакого серьезного сопротивления такая публика оказать не способна». (страницы 209, 210).

 

3) 3 декабря 1993 года накануне массового расстрела в Останкино, когда туда еще стекались толпы манифестантов, среди кремлевских ельцинистов вспыхнула паника: вдруг такие же толпы ворвутся в Кремль и линчуют супостатов парламента? Но генерал Коржаков не поддался панике. Он вооружился автоматом Калашникова: «Я держал автомат наготове и намерен был, если понадобиться, вступить в бой». (Страницы 210, 211).

Впрочем, Коржаков тогда же позвонил по телефону супруге Ирине в их подмосковную дачу в Архангельском и «сказал, что нужно срочно уезжать куда-то – в Архангельском оставаться очень опасно». Поспешно сбежали из охраняемого компаунда и соседи Коржаковых. Один из паникеров позвонил заместителю министра безопасности Евгению Севастьянову: «Что же нам всем делать в этих условиях?» Замминистра ответил: «Съебывать!». (Макс Ройз «Кровавый пасьянс», 1994, страницы 244, 245, 251).

 

 

на следующую страницу

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz
Бесплатный хостинг uCoz