Персональный сайт - мошенники-7
Понедельник, 16.07.2018
Мой сайт

На главную

На предыдущую страницу

 

      Рождение партии Жириновского, как говорит мэр Санкт-Петербурга, произошло в марте 1990 года сразу же после съезда народных депутатов, которые прекратили монополию коммунистической партии. Глава советской компартии Горбачев объявил на заседании Политбюро: «Мы должны предвосхищать события, создав первую альтернативную партию, которую мы сможем контролировать». И приказали КГБ подобрать лидера новой партии. В этом КГБ преуспело: извлекло из «активного резерва» нужного человека в ранге капитана, чье имя сегодня хорошо известно».

      В 1990 году Ж. числился армейским капитаном запаса.

      Учредительный съезд ЛДПР состоялся спешно 31 марта 1990 года в клубе имени Русакова в Сокольниках. На съезде присутствовало 13 партактивистов. За две недели до съезда Ж. передал директрисе клуба свое прошение об аренде зала. Фасимиле этого документика с подписью Ж. опубликовал 9 ноября 1994 года «Московский комсомолец». Ж. начертал:

      «Просим предоставить нам в аренду зал вашего дома культуры для проведения всесоюзного съезда Либерально-демократической партии 31 марта в 12 часов дня. Оплату гарантируем. Начальник районного отдела КГБ (тов. Сопелин Л.Н.) и руководство Сокольнического РК КПСС (тов. Ильина В.П.) поставлены в известность о проведении данного мероприятия. С их стороны не было высказано возражений по данному вопросу. На съезд приглашены члены Политбюро ЦК КПСС т.т. Яковлев А.Н. и Разумовский В.Г.»

      Через год гэбэшный выскочка баллотировался в президенты России, а потом удачно в Госдуму. Хвалился Маурин Орт:

      - Меня поддерживают и помогают мне 90 процентов офицеров КГБ, полиции, армии. Некоторые из них переместились в коммерческие структуры и банки. Другие теперь в государственной администрации. Я восхожу все выше и выше.

      Он чуть не оступился навсегда в августе 1991 года. Его высший покровитель – верховод ущербного путча ГКЧП Крючков – был арестован 20 августа и заточен на 17 месяцев в тюрьму «Матросская тишина». Перепуганный Ж. тоже ожидал ареста и отправки в каталажку. 19 августа он неосторожно призвал публично сограждан поддержать всенародно ГКЧП.

      Выручил его назначенный победителем ГКЧП Ельциным российский министр госбезопасности Николай Голушко. Он не примкнул к заговору Крючкова, хотя заведовал секретариатом Крючкова и был членом коллегии КГБ в чине генерал-полковника. Голушко по распоряжению Крючкова курировал Ж. и общался с ним. Во время арестов вожаков ГКЧП министр Голушко уговорил ельцинистов пощадить Ж. и использовать вместе с его карманной ЛДПР.

      Сменив хозяев, Ж. крикливо приветствовал бронетанковый расстрел ими и поджег российского парламента осенью 1993 года. За это они в декабре допустили Ж. с однопартийцами в их опереточную Госдуму. Там бессменно до сих пор куролесит Ж. с покорной ему депутатской фракцией.

      С первых дней пребывания Ж. в Госдуме он установил денежные расценки на любое обращение к нему делового характера. Стоимость зачисления в предвыборный список претендентов на депутатский мандат от ЛДПР колебалась от пяти до десяти тысяч долларов в зависимости от списочного места с небольшой или максимальной вероятностью избрания в Госдуму. Очень богатый мафиози, стремящийся обрести парламентскую неприкосновенность, мог стать депутатом ЛДПР за миллион долларов. Кандидат в премьер-министры России, например Виктор Черномырдин в 1998 году, отстегивал Ж. три миллиона долларов.

      Особые тарифы ввел Ж. для корреспондентов западной многоденежной прессы. Скандальное блиц-интервью вождя ЛДПР стоило 5 тысяч долларов американским либо германским телевизионщикам. Западным газетчикам – особая повременная шкала взяток: 300 долларов за минуту и пять тысяч долларов за полчаса. 60 тысяч долларов за неограниченное по времени собеседование с Ж. радио и телевизионных журналистов.

      Мои газетные сведения о поборах Ж. датированы 90-ми годами. Они наверняка устарели. Нынче Ж. котируется, очевидно, весьма дороже. Одно неизменно: уже 24 года подряд фракция ЛДПР в Госдуме постоянно одобряет своими голосами все кремлевские закопроекты. И небескорыстно.

      Об этом помалкивают звёздные витии федеральных телеканалов. Ведь и сами коррумпированы. И все же иногда их телекартинки красноречивее всяких слов. Весной 2016 года показали телезрителям центральных каналов как в церемониальном зале Кремля президент Путин награждает Ж. орденом «За заслуги перед Отечеством».

      Престарелый орденоносец, глядя льстиво на президента, вскинул вверх обе руки и визгливо заверещал:

- Боже, Царя храни!

Сильный, державный,

Царствуй на славу!

На славу нам!

      Президент слегка усмехнулся. Он был явно не удивлен. Накануне неутомимый Ж. побывал на приеме у президента лидеров думских фракций и предложил провозгласить Путина пожизненным верховным правителем и реставрировать в России монархию.

      Писатель и политик Эдуард Лимонов, знакомый близко с Ж. в прежние годы, высказался о нем вот так:

      «Первое впечатление от Владимира Вольфовича, что он шарлатан, второе – шарлатан, и третье тоже – шарлатан. Так верте же себе, а не телевизионному, после многих часов опыления мозгов – внушению».

      И все-таки, казалось бы, зачем пропагандировать старого общеизвестного шарлатана молодым и модно упакованным в обтяжку Евгению Попову и Ольге Скабеевой? Причину сообщает интернетный сайт «Эффект Попова» со слов анонимного телеколлеги ведущего:

      - Женя – абсолютный солдатик партии и правительства, выполняющий четко приказы, поступающие сверху. В нашей компании вообще считается хорошим тоном публично афишировать свою преданность государю. Мы занимаемся циничной агитацией.

      Супруга Попова телевещает в соответствии с меткой поговоркой: муж и жена – одна сатана.

      Их второй фаворит шоу «60 минут» - лысоватый, упитанный, мордатый, наглядно самодовольный 63-летний Сергей Борисович Станкевич. О нем оповещают титры: «Председатель комитета по международным делам Партии роста». Эта малочисленная партийка – сателлит Администрации президента Путина – образовалась в марте 2016 года. А кем был раньше пенсионер Станкевич – запретный секрет Попова и Скабеевой для их телезрителей. Между тем Станкевич очень колоритная личность.

      В 1989 году жители московских Черемушек избрали народным депутатом СССР безвестного до того молоденького сотрудника научного института Сережу Станкевича. На кремлевских съездах депутатов проворный паренек расположил к себе академика Сахарова, бунтаря комбоярства Ельцина, новоявленных демократов Собчака и Гавриила Попова. Вступил в их оппозиционную группу. Борец за демократию Станкевич бойко выступал, замелькал на телевидении и в газетах. Когда Гавриил Попов заделался мэром Москвы, молодежный демократ Станкевич стал его первым замом. И вскоре оскандалился.

      19 августа 1992 года вице-мэр Станкевич принял обратившуюся к нему москвичку Наталью Трубицину, замужнюю дочь покойного министра внешней торговли СССР Николая Патоличева. Незадолго до смерти в 1989 году министр подселил в его просторную квартиру свою помощницу дочку, ее мужа и внучку. Подал заявление об их прописке, но внезапно скончался до окончательного оформления прописки. И посему дочь Патоличева попросила вице-мэра повлиять на убыстрение бюрократической волокиты с пропиской.

      Станкевич благожелательно выслушал просительницу, записал адрес ее местожительства, посулил поспособствовать ей.

      Вслед за тем в министерскую квартиру нагрянули приставы и попытались выселить оттуда обитателей. Дочь министра подала жалобу в суд на самоуправство Станкевича. А он предъявил официальный ордер на вселение в злополучную квартиру и прописал в ней свою супругу.

      Новоселы арендовали элитарную квартиру площадью в 100 квадратных метров на престижной улице Алексея Толстого состоятельному иностранцу за 8 тысяч долларов в месяц.

      Афера получила огласку в московской прессе. Разразился скандал. Однако он никак не навредил Станкевичу. К тому времени вице-мэр перевоплотился в неприкосновенного политического советника президента Ельцина. Горячо одобрил его расстрел парламента. Когда уцелевший депутат-демократ Виктор Аксючиц спросил Станкевича: «Зачем так жестоко расстреливали Белый дом?», то Станкевич ответил: «Чтобы другим неповадно было! Пусть все видят и запомнят».

      Запомнили.

      Однако Ельцин припомнил Станкевичу в 1995 году нечто иное. Президенту донесли, что юркий советничек, посчитав хозяина неизлечимо хворым, начал за его спиной договариваться с петербургским мэром Собчаком о выдвижении того кандидатом в президенты на выборах следующего года. За это Ельцин приказал вплотную заняться Станкевичем спецам Федеральной службы контрразведки (ФСК).

      Подходящий повод нашелся: бланк рукописной расписки Станкевича о получении взятки в 10 тысяч долларов. Во избежание ареста Станкевич вместе с женой и дочерью сбежал в ноябре 1995 года сперва в США, затем в Германию и далее перебрался в Польшу.

      Тем временем Генеральная прокуратура России объявила через Интерпол международный розыск Станкевича. Хотя ему инкриминировали уголовное преступление, расследование осуществляла контршпионажная ФСК под личным надзором заместителя директора службы генерал-лейтенантом Николая Ковалева (ныне депутат Госдумы). Он анализировал все протоколы допросов криминальных сообщников Станкевича.

      Основного подельника Станкевича кавказца Омари Сохадзе засадили в тюрьму госбезопасности Лефортово. На допросах с пристрастием Сохадзе раскололся, предал Станкевича, был отпущен и упорхнул в Лондон.

      Контрразведчики запротоколировали показания Сохадзе о том, как он сговорился со Станкевичем устроить в Москве оперно-музыкальный фестиваль «Красная площадь приглашает». Приглашенным артистам ничего не ассигновали, и они не появились. Гендиректором фестивальной фальшивки был Сохадзе, председателем оргкомитета – Станкевич, распространителем рекламы – лондонская фирма Барсон-Мэрстеллер.

      Станкевич повлиял на решение спонсировать фестивальщиков из инвалютного резерва казны в размере 6-ти миллионов долларов и 3,6 миллионов долларов от Госбанка. Из этой добычи Сохадзе сразу переправил в лондонский банк 5,7 миллионов долларов.

      Расчет со Станкевичем производила британская Барсон-Мэрстеллер. Станкевич прилетел Лондон якобы получить свою долю. Ее точную сумму российские контрразведчики не разузнали. Их единственным уловом стал лишь листок с распиской Станкевича о выплате ему англичанами 5495 фунтов стерлингов (10 000 долларов по тогдашнему курсу). Да и сама расписка не была подвергнута в Москве судебной экспертизе опознания почерка. Промашка кремлевских ищеек? Или вообще лажа?

 

 

На следующую страницу

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz
Бесплатный хостинг uCoz