Персональный сайт - мошенники-8
Понедельник, 16.07.2018
Мой сайт

На главную

На предыдущую страницу

 

      В моем архиве сохранилась газетная заметка из малоизвестной англоязычной «МоскоуТрибюн» от 30 апреля 1997 года о Сергее Станкевиче, который в ту пору отсиживался в Варшаве. Заметка кратенько пересказывала большую статью в свежем номере московского журнала «Профиль» об охоте на Станкевича контрразведки Ельцина. Ту забытую статью двадцатилетней давности извлекла по моей просьбе из архива «Профиля» сегодняшний ответственный секретарь журнала Ольга Игоревна Жирнова. И прояснилось многое в запутанной истории о роковой взятке телевизионного живчика Станкевича.

      Статья в «Профиле» от 28 апреля 1997 года имеет заголовок «КГБ пожирает своих детей» и рядом фотоснимок молодого Сергея Станкевича. Авторы статьи – Александр Гринев и Олег Кутасов – расспросили об уголовном деле Станкевича нескольких офицеров Федеральной службы безопасности (ФСБ) – наследницы ФСК. Самое ценное в тех расспросах было то, что журналисты выявили засекреченную ранее подоплеку пятилетней злокозненности политической контрразведки против вроде бы не опасного беглого уголовника. Об этом сокращенно цитирую «Профиль»:

      «Как говорят сотрудники МВД, 10 тысяч долларов, инкриминируемых Станкевичу, были лишь малой частью тех денег, которые он получил, занимая высокие посты в мэрии и рядовую должность в КГБ.

      Сотрудник ФСБ, попросивший не упоминать свое имя в прессе, сказал нам:

      «Эпизод со взяткой в 10 тысяч долларов – это песчинка в море. Это единственное, что мы смогли доказать. Самое странное в этом деле – что Станкевич расписался за полученные деньги. Это свидетельствует либо о его умственной неполноценности, либо о том, что кому-то была нужна такая бумага. По нашим сведениям, Станкевич был сотрудником КГБ.

      Его завербовали, еще когда он работал в Институте всеобщей истории Академии наук СССР. Он был чрезвычайно обаятельный человек, прекрасно играл на гитаре и мог вписаться в любую компанию. Сами понимаете, какие разговоры шли в те годы на интеллигентских кухнях. При этом, как доверенный человек, он принимал американские делегации в институте и соответственно составлял о том подробные отчеты.

      Потом по поручению горкома комсомола следил за неформальными молодежными организациями и опять-таки составлял справки.

      Далее Сергей Станкевич руководил московским «Народным фронтом». Чекисты попросили его поддержать Движение демократических реформ. Возглавлял движение бывший мэр Москвы Гавриил Попов, у которого Станкевич был замом. Можно сказать, что КГБ пас демократическое движение с самого начала.

      Некоторое время вице-мэр работал агентом и поставлял компромат на членов ДДР. А потом в какой-то момент вышел из-под контроля чекистов. В отместку завели уголовное дело. Не мог здравомыслящий человек сознательно расписываться в получении взятки».

      «Профиль»: Почему Станкевич отказался работать на КГБ? Ответ:

      «Он успешно занялся бизнесом. Участвовал в торговле зданиями, которые находились в госсобственности. Оценивал их по заниженной стоимости, а реально продавали гораздо дороже. По нашим сведениям, часть денег крутилась в коммерческих банках, которые потом рухнули.

      Следствие располагает и другими сведениями о «ловкости» г-на Станкевича на государственных постах. Понятно: чиновник не мог уехать на Запад с семьей, имея в кармане $ 10 тысяч, и прожить на эти деньги пять лет.

      Например, до сих пор следователи ломают голову над тем, какие интересы связывали Станкевича с банком «Восток» и ЧАСПРОМбанком. У обоих банков отобрали лицензию. По агентурным данным, фирмы не остались перед Станкевичем в долгу.

      Какое наказание грозит Станкевичу? Ему предъявили официальное обвинение по статье 173 (часть 3) УК РСФСР – «Взятка в особо крупных размерах».

      Старший помощник генерального прокурора РФ Александр Звягинцев: «Предусмотренное статьей наказание за взяточничество – от пяти до десяти лет лишения свободы»…

      18 апреля 1997 года в Варшаве местные полицейские арестовали Станкевича на основании розыскного ордера Интерпола с красной опознавательной полосой особо опасного преступника. Таков поступил заказ из Москвы от российской Генпрокуратуры. Она же спустя пять дней прислала министерству юстиции Польши официальный запрос об экстрадиции криминального беглеца в Россию.

      Станкевича взяли под стражу, но ненадолго. Он сразу проигнорировал полицейские допросы и предложил сотрудничество с польской контрразведкой. Просьбу охотно удовлетворили. Станкевича передали офицерам варшавского Управления охраны государства. Им поведал Станкевич все, что знал, будучи политсоветником Ельцина, о кремлевских спецслужбах. И о директоре ФСБ генерале Ковалеве. Его жертвой изобразил себя арестант. Он заявил:

      - У меня нет шансов остаться в живых, если я буду выдан России!

      Вдобавок Станкевич сообщил варшавским журналистам, что его польский родственник-шляхтич был прославленным бойцом восстания поляков в 1863 году против аннексии царской Россией. Растроганное панство и властные русофобы избавили своего сородича от экстрадиции в ненавистную Московию, отпустили из-под стражи на волю, презентовали ему документальный вид на жительство.

      Станкевич обзавелся коммерческой фирмой по части импорта-экспорта и заделался успешным дельцом-варшавянином. Через пару лет, когда в Кремле президент Ельцин начал передавать бразды правления премьер-министру Путину, возник у Станкевича дерзкий замысел распространить его бизнес на постельцинскую Москву.

      В 1999 году Станкевич по телефону возобновил дружеские контакты с обитавшим тогда в Париже питерским экс-мэром Собчаком. Тот, как и Станкевич, прятался за границей от угрозы опричников Ельцина арестовать его за некие взятки, которые инкриминировали Собчаку по причине его амбиций спихнуть Ельцина с президентского трона.

      С тех пор минуло почти три года, и весной 1999-го сам полудохлый алкаш Ельцин поневоле решился передать кремлевский трон первому заму Администрации президента и ветерану КГБ В.В. Путину при условии, что царский приемник провозгласит первейшим указом пожизненную неприкосновенность своего предшественника и его семейства.

      Кремлевская рокировка означала для Собчака реальный шанс вернуться домой без опаски уголовного преследования. Ведь в 80-х годах мэр Собчак сделал подполковника КГБ в резерве Путина своим привилегированным заместителем и тем самым породил его дальнейшую чиновную карьеру.

      В ноябре 1996 года, когда враги Собчака собрались его арестовать, многоопытный чекист Путин втихую организовал авиаперелёт опального градоначальника из Петербурга во Францию.

      Летом 1999 года Ельцин назначил Путина премьер-министром, а Собчак возвратился из Парижа в Петербург. Зимой и.о. президента Путин сделал Собчака своим доверенным лицом в предвыборной кампании перед избранием полномочного президента.

      Ночью с 19-ого февраля 2000 года на 20-е Анатолий Александрович Собчак умер будто бы от сердечной недостаточности вдали от Петербурга в гостинице провинциального городишки. На его торжественные похороны прилетел из Варшавы, как ни изумительно, совершенно безбоязненно Сергей Станкевич.

      Он провел на российской земле лишь шесть дней. Дал интервью корреспондентке «Новой газеты» Елене Афанасьевой. Рассказал каким образом здесь смог избежать ареста и избавиться от его варшавских страхов быть убитым в России:

      - Периодически мы созванивались с Собчаком, когда он жил в Париже. И, собираясь возвращаться, он сказал: «Подожди еще немного. Я поеду, осмотрюсь, а ты будешь следующим». Вот я и следующий.

      Вопрос Афанасьевой:

      - Формальных сложностей ваше возвращение не вызвало?

Ответ Станкевича:

      - У меня не было российского паспорта. В посольстве мне предложили справку, которая давала возможность въехать один раз в один конец, а дальше – разбирайтесь сами. И когда, решив ехать таким образом, я пришел за справкой, меня встретил консул, была сама вежливость и сказал, что принято решение выдать мне паспорт гражданина РФ. Понятно: пришла команда сверху. Насколько мне известно, в ходе подготовки и участия Путина в траурных мероприятиях Людмила Нарусова сказала, что я не могу приехать, и вопрос этот был моментально решен.

      Афанасьева:

      - «Барин приказал!»?

      Станкевич:

      - В России в этом смысле времена не меняются.

      Афанасьева:

      - Означает ли ваш внезапный приезд, что вы возвращаетесь?

      Станкевич:

      - Приезд произошел по весьма печальному поводу. Вместе с семьей мы прожили в Польше несколько лет, и я не могу просто так подхватить чемоданы и уехать. В Варшаве у меня небольшая коммерческая фирма, обязательства, планы. Сейчас я возвращаюсь, чтобы все обдумать и спланировать нормальное возвращение…

      «Нормальное возвращение» вскоре состоялось, так как Станкевича известили, что уголовное дело против него прекращено. Опять «сверху». Комментарий газеты «Коммерсант»:

      «В Моспрокураторе дело закрыли с явным неудовольствием. Там уверены, что сумели бы довести его до суда».

      Вернувшийся в Москву «блудный сын» энергично занимается уже полтора десятилетия ненасытным самообогащением. Он побывал главой Совета директоров концернов Евросервис, Балтимор, Агроинвестпроект, Агентства по привлечению иностранных инвестиций. Теперь второй год в руководящем Совете Партии роста. Ее костяк составляют крупные толстосумы, акулы бизнеса, кормящиеся у них некоторые деятели культуры, именуемые «либеральными консерваторами».

      Председатель Партии роста – миллиардер Борис Титов. Он же назначенный президентом Путиным Уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей.

      Что же общего у пожилого питомца КГБ миллионщика Станкевича и моложавых телезвезд Попова и Скабеевой? У них один и то же наивысший босс.

      Еще более речистый, нежели Станкевич, авторитарный тяжеловес «60 минут» - полковник запаса воздушно-десантных войск Франц Клинцевич. Монументальный, дородный, броневитый. Именуется сенатором. Им, однако, не избран.

 

 

На следующую страницу

 

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz
Бесплатный хостинг uCoz