Персональный сайт - мошенники-9
Понедельник, 16.07.2018
Мой сайт

На главную

На предыдущую страницу

 

 

      Должность Клинцевича на телеэкране: «Первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности». Назначен членом Совета Федерации администрацией губернатора Смоленской области. По указке свыше Администрации Президента. То есть кремлевский послушный чинуша.

      Попов и Скабеева скрывают от телезрителей истинную профессию Клинцевича. Ибо он – профессиональный убийца. Тому я очевидец и мог бы вполне схлопотать его пулю ранним утром 4 октября 1993 года в центральном районе Москвы.

      В то пасмурное утро я дремал на диванчике в моем служебном кабинете на третьем этаже парламентского Дома Советов. Прикорнул предусмотрительно в верхней одежде, так как уже предвидел, что начнется вот-вот штурм парламента войском ельцинистов.

      Пробудился от оглушительного звона разбитого окна и свиста надо мною пуль вперемежку с осколками стекол. Палили, судя по звуковой мощи, из дальнобойных пулеметов. Я мигом сполз с дивана на пол и взглянул на ручные часы – без четверти семь утра.

      Подобрался, пригнувшись, к разбитому окну и выглянул над подоконником наружу. Внизу въехали на асфальт небольшой площади Свободной Росии три бронетранспортера и харкали пулеметными очередями. Вдобавок бухнула пушка ворвавшейся на площадь танкоподобной БМП – боевой машины пехоты.

      На панцирях броневиков сидели сверху необычные десантники – мужчины в кожаных или пятнистых куртках и штатских брюках. Штурмовики стреляли из разномастного оружия – короткоствольных карабинов, снайперских винтовок с оптическими прицелами, армейских автоматов, помповых ружей.

      Неведомые и, быть может, инородные наемники? Да нет. К моему стыду это были знакомые мне со сражений афганской войны ее ветераны. Еще четыре с лишним года назад я познакомился с «афганцем» подполковником Александром Котеневым, который теперь командовал его боевиками из созданного им Союза ветеранов Афганистана (СВА). Туда он зазывал вступить и меня. А его заместителем в их союзе был «афганец» из спецназа Франц Клинцевич.

      Убойный отряд СВА состоял 4 октября из сотни матерых погромщиков. Они были сильны не количеством, а особым качеством: пристрастились в Афганистане громить мятежные кишлаки и убивать в пылу атаки любых подвернувшихся жителей. Теперь бойня и гражданских защитников парламента понадобилась в начале штурма, чтобы показательно воздействовать на психику рядовых солдат, некровожадных и необстрелянных. Им дали урок хладнокровного палачества. Их учили убивать соотечественников.

      Выглядывая из окна, я увидел как броневики с десантом «афганцев» разметали на площади хилые баррикады и палатки безоружных сторонников парламента и принялись расстреливать людей, бегущих к нашему зданию. На площади валялись не менее трех десятков трупов.

      Штурмовики, покончив с баррикадниками, удвоили огонь по окнам Дома Советов. Включая мой этаж. Пришлось, согнувшись, ретироваться во внутренний коридор. Далее пережил бронетанковый обстрел и пожар Дома Советов. Мы капитулировали под конец десятичасового штурма.

      Сегодня в интернетном Яндексе семь информативных сайтов о биографии Франца Клинцевича публикуют его нынешнее фото и сбоку – снимок 4 октября 1993 года на площадке у стен Дома Советов. На том снимке – два БТРа с десантниками на броне. Среди них один полнотелый в черноватой куртке вскинул снайперскую винтовку и целится в сторону Дома Советов. Стрелок помечен красным кружком. Подпись:

      «Выявлен один из ельцинских палачей 1993 года Франц Адамович Клинцевич, председатель организованной преступной группировки изменников присяги, Родины и Конституции «Союза ветеранов Афганистана».

      Боевой снимок Клинцевича сделал, возможно, один из его соратников на память об их победоносной атаке. Об этом они хвалились в те дни публично в прессе.

      Через неделю после разгрома парламента «Московский комсомолец» напечатал двустранично многословную похвальбу начальника пресс-службы СВА и октябрьского штурмовика Валерия Казакова о том, как «афганцы» расправились у стен парламента с баррикадниками, «блокировали Белый дом» (Дом Советов) и «ушли только в восемь часов вечера». А это означает, что после капитуляции парламентариев около пяти вечера, боевики СВА соучаствовали еще три часа в так называемой «зачистке» Дома Советов, расстреливая оставшихся там несогласных капитулировать.

      Впоследствии «Московский комсомолец» сообщил, что в Генеральной прокуратуре возбудили следственное дело против «чистильщиков» СВА в Доме Советов «о расстреле котеневцами 30 пленных» и других зверствах. «Но до суда ни одно дело против Союза ветеранов Афганистана не было доведено. Президент страны отблагодарил котеневцев – 35 человек были награждены медалью «За личное мужество».

      Получил медальку и киллер Клинцевич. Он не отрекается, но уже ныне не гордится:

      - Я не играл главную роль. Инициатором был Котенев. А вот Руцкой боролся с демократией.

      Мне довелось пообщаться в прошлом с «афганцами» Руцким и Котеневым. Оба армейские полкаши не были миролюбивыми демократами. Но первый по крайней мере честно и длительно воевал, угодил в плен, отказался стать предателем за большие деньги, вернулся домой с почетом и звездой Героя Советского Союза. Второй - штабной политрук – пробыл в Афгане менее полугода, свалился неудачно с крышки броневика, получил травму и эвакуировался в Москву.

      Весной 1989 года Котенев, формируя штабной костяк организуемого им гражданского союза «афганцев», предложил мне, фронтовому газетчику афганской войны, стать редактором нового бюллетеня СВА. Вестник будет, сказал Котонев, печататься издательским отделом московской Патриархии. Это не казалось странным: Патриархия в ту пору была нашпигована церковниками, завербованными КГБ еще в их бытность студентами Московской духовной академии. Священникам надлежало доносить в КГБ о политических настроениях православной паствы.

      В штабе Котенева я познакомился также с его партнерами-«афганцами». Они не скрыли, что являются кадровыми офицерами КГБ или ГРУ (Главное разведывательное управление генштаба министерства обороны).

      Сам Котенев удостоился презента председателя КГБ Крючкова – именного пистолета. Другим шефом Котенева был заместитель министра обороны генерал армии Валентин Варенников. Его начальник – министр обороны маршал Дмитрий Язов – вразумил журналистов по-армейски напрямик о полезном ему предназначении Союза ветеранов Афганистана:

      - Мне нужны люди, которых я в любое время суток смогу за час поставить под ружье.

      Подразумевалась оружейная расправа с уличными бунтовщиками. Такой прожект побудил меня прекратить общение с котеневцами.

      После арестов в августе 1991 года главарей провального путча ГКЧП – Крючкова, Язова, Варенникова и прочих, осиротевший Котенев предложил услуги СВА ближайшему помощнику Ельцина – государственному секретарю Геннадию Бурбулису. Тот уже нуждался, подобно Язову, в грядущем оружейном подспорье конфронтации царевластного президента с парламентской оппозицией. Бурбулис назначил Котенева «советником правительства Российской Федерации» и подсказал Ельцину издать президентский указ №362 о безвозмездном снабжении СВА сырьевыми товарами на экспорт – сотнями тысяч тонн нефтепродуктов и минеральных удобрений, тысячами кубометров лесоматериалов, тысячами тонн цветных и черных металлов.

      Всю эту общенародную собственность передали котеневцам для перепродажи иностранцам без вычета налогов, таможенных пошлин и без рублевой обналички инвалютной прибыли. Котенев, его зам Клинцевич и кучка штабистов СВА захапали миллионы долларов. Их боевики стали, как зафиксировала московская «Независимая газета», «афганской королевской ратью Ельцина». Не только за его медальку палил Клинцевич по защитникам парламента, о чем засвидетельствовали американские владельцы интернетной Википедии:

      «Клинцевич в 1993 году участвовал в расстреле Дома Советов России».

      После расстрела парламента атаманы СВА еще больше разбогатели до такой степени, что между ними разгорелась злобная зависть при дележке огромных барышей. Их львиную долю присвоил Котенев и вызвал тем самым угрозы мстительных компаньонов. Спасаясь от них, он в начале 1995 года смылся с массой деньжищ в заманчивый Париж. Капитал депонировал в банки, домовладения, земельную недвижимость. Гуд бай, Рашка!

      Клинцевич, наследник беглого хапуги, возглавил СВА с новым заглавным словом названия – Российский (то есть РСВА). А прежняя драчка из-за дележки барышей намного возросла, приняла форму бандитского беспредела и обоюдных убийств конкурентов. «Афганцы» переместили кровавую вакханалию за рубежом на мирные московские кварталы.

      По сей день памятен москвичам жуткий взрыв фугасной мины, убивший 14 человек, искалечивший 26, заливший кровью полутораметровую воронку на Котляковском кладбище 10 ноября 1996 года. Арестованный, изобличенный и осужденный на 15 лет тюремного заточения подрывник «афганец» Андрей Анохин был «автоводителем» Франца Клинцевича за подозрительно щедрые 500 долларов ежемесячно. Плюс еще анонимные 10 тысяч долларов за взрыв кладбищенских поминок.

      Началось с того, что еще при Котеневе отпочковалась от СВА группа покалеченных в боях «афганцев», которые учредили «Фонд инвалидов войны в Афганистане» (ФИВА). Они урвали из госсубсидий СВА лицензии на экспорт промышленного сырья и импорт алкоголя и табачных изделий без пошлин и налогов. Так возникла ожесточенная вражда между фондом инвалидов и РСВА Клинцевича. Воюют они до сегодняшних дней из-за спорных претензий на нажитую порознь недвижимость.

      В день теракта на Котляковке инвалиды-«афганцы», их жены и родственники устроили коллективные поминки у могилы председателя их фонда Михаила Лиходея, убитого тоже чей-то взрывчаткой в лифте своего дома. Возле его могилы столпились друзья покойного и успели произнести о нем лишь несколько слов, как грянул сильнейший взрыв, раскидавший клочья тел в радиусе 70 метров.

 

На следующую страницу

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz
Бесплатный хостинг uCoz