Персональный сайт - Посол Чуркин – убит в Нью-Йорке? Часть 3
Воскресенье, 20.05.2018
Мой сайт

Посол Чуркин – убит в Нью-Йорке? Часть 3

 

А вот прибыльно американизироваться мог без всяких угрызений атрофированной совести бывший комсомолист, кино-ленинец, коммуняка из ЦК КПСС, западник и приверженец НАТО, антизападный русский урапатриот и вообще чего изволите - флюгер со школьной кликухой Карьерист.

Но он все-таки крупно, по-моему, просчитался: затяжной прежний антракт в зарубежном отстреле опасных изменников России окончился.

Воздержусь пока от преждевременных суждений о незавершенном сегодня расследовании в Англии недавнего отравления ядом «Новичок» экс-полковника ГРУ и наймита британской разведки МИ-6 Сергея Скрипаля вместе с его взрослой дочерью.

Покушение на Скрипаля напомнило англичанам предыдущее отравление в Лондоне бывшего российского контрразведчика и тоже агента МИ-6 перебежчика Александра Литвиненко. Его уморили в 2006 году якобы двое гостей из Москвы. Об этом и нынешнем отравлении шпиона-двойника опубликованы на многих языках уже сотни газетных, телевизионных, радиорепортажей и комментариев. В них отсутствуют почему-то ключевые факты обоих терактов и главный персонаж их закулисья – Тереза МЭЙ, премьер-министр Великобритании, а до того министр внутренних дел. Она дважды сценарист детективного ажиотажа вокруг Скрипаля  и покойного Литвиненко.

Сперва об общеизвестном. В 2000 году подполковник ФСБ[1] Александр Литвиненко сбежал с женой и малолетним сыном из России в Англию к его новому начальству. Он стал «консультантом» МИ-6[2] с окладом в две тысячи фунтов стерлингов (около 4 тысяч долларов США) в месяц.

Русский рекрут МИ-6 получил для выполнения секретных заданий три британских паспорта: ему на имя Эдварда Рейнольда Картера, жене Марине на имя Марни Анны Картер и даже сынишке Анатолию – Энтони Картер. Оборотню поручили секретно проектировать подрывные акции против обновленной элиты Кремля во главе с закаленным чекистом.

В 2001 году Литвиненко - Картер сочинил с помощью профессионального антисоветчика-эмигранта Юрия Фельштинского порочащую президента Путина книжку «ФСБ взрывает Россию». Авторы утверждали, что будто бы с ведома Путина в его бытность директором ФСБ летом 1999 года готовилось два сентябрьских взрыва жилых домов в Москве с целью приписать злодеяние чеченским террористам и прославить Путина расправой с ними. Фальшивку импортировали в Россию.

В следующем году Литвиненко наладил сотрудничество с удравшим тоже из России кавказским террористом-вахабитом Ачимезом Гочияевым – подлинным организатором московских взрывов в сентябре 1999 года, когда погибли 228 мирных горожан. Позже Гочияев подстроил еще пять убойных взрывов в Ставрополе и Пятигорске. Смылся в Турцию, а далее перебазировался на высокогорную границу российской Чечни с Грузией, где в Панкисском ущелье скопилось несколько сот бойцов чеченских сепаратистов и пришлые арабы-инсургенты «джихада».

Как разузнала небезызвестная в прессе антипутинка Юлия Латынина, «консультант» МИ-6 Литвиненко отважился явиться к Гочияеву в Панкисское ущелье. Оттуда отряд чеченских террористов и арабов предпринял рейд на север в Чечню для партизанских нападений на российские войска, чьим главкомом был и является Путин. Против него оборзевший Литвиненко перешел от слов к делу.

Вернувшись в Лондон, Литвиненко подключился активно к еще одной авантюре против Путина эмигранта из России олигарха Бориса Березовского, завербованного также МИ-6. Березовский заодно с Литвиненко начал финансировать подпольно в Москве партийную клику политических отморозков, нанятых спровоцировать как-нибудь свержение Путина. Афера лондонских путчистов была, конечно, известная посольской резидентуре спецслужб России, и ответный удар неизбежен.

В октябре 2006 года прилетели в Лондон из Москвы два бизнесмена Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун. В действительности Луговой был офицером службы госохраны, а Ковтун агентом-нелегалом. Луговой и Ковтун – однокашники из Московского Высшего военного командного училища, кузницы кадров контрразведки. Вдобавок Луговой подружился в молодости с выпускником Краснознаменного высшего командного училища МВД Александром Литвиненко. С тех пор они звали друг друга запанибрата Сашей и Андрюхой. Вот так на Лубянке сварганили «подставу» предателю Саше.

Однако профи МИ-6 тоже приготовили западню двум москвичам. Их еще в аэропорту опросили и установили, что названные ими лондонские фирмы-партнеры не существуют. Незваных гостей не задержали тем не менее, так как решили выявить слежкой их местного сообщника, поймать с поличным и попытаться перевербовать. Операцию спланировали с участием давнего «консультанта» МИ-6 приятеля Литвиненко, бывшего полковника КГБ Олега Гордиевского, приговоренного  заочно в Москве за госизмену к смертной казни.

16 октября 2006 года Луговой по телефонной договоренности с другом Сашей встретился с ним в кафе отеля «Миллениум». Вместо русской выпивки ограничились традиционным британский чаепитием. Разговор получился деловым. После него состоялось еще пара встреч при соучастии сотрудников МИ-6, которые наименовали себя Луговому как Garym Evas и Daniel Quirke.

О тех лондонских встречах Луговой семь месяцев спустя поведал журналистам в Москве:

- Британские спецслужбы готовили спецоперацию с целью получить компромат на президента Российской Федерации и его семью. Началась откровенная вербовка меня в качестве агента британской разведки. Англичане, по сути, предложили мне заняться сбором любого компромата на Владимира Путина и членов его семьи. Для поддержания конспиративной связи мне была выдана трубка английского мобильного телефона, с которого я из Москвы должен был звонить в Лондон. Литвиненко передал мне экземпляр книги Евгения Гришковца «Рубашка» и сказал, что мы теперь как в шпионских фильмах, должны использовать шифр – кодировать текст по номерам страниц, абзацев и строк.[3]

Литвиненко предуведомил Лугового, что проектирует изготовить вскоре самостоятельно публикацию о работе Путина на КГБ еще студентом в университете, затем в мэрии Петербурга и наконец, как обещал Литвиненко, он разоблачит воцаренного в России монстра шпионажа и полицейщины.

За все это поплатился Литвиненко, как подозревают, на его последней встрече с Луговым и Ковтуном 1 ноября 2006 года в баре отеля «Миллениум». После тамошнего чаепития Литвиненко занемог, лечился в двух госпиталях и скончался 23 ноября, по версии медиков и полицейских властей, от отравления убийственным полонием-210. Окончательное расследование преступления тормозила отчаянно почти пять лет… кто же? Министр внутренних дел Тереза Мэй!

Будущий премьер-министр упорно запрещала открытое для прессы, публики, правозащитников и международных наблюдателей добросовестное расследование всех обстоятельств гибели русского Джеймса Бонда на том лишь основании, что нельзя, дескать, рискованно рассекречивать негласных информаторов британских спецслужб. Но миссис Мэй боялась рассекретить заодно совсем иное, гораздо большее.

Ведь МИ-6 – государственный придаток правительства Мэй – подстраивал свержение президента другой суверенной страны. Это грозило всемирным порицанием? Пришлось Мэй маскировать теперешний «римейк» британского заговора легендарного шпиона МИ-6 Роберта Локкарта в Москве летом 1918 года. Тогда Локкарт подготовил убийство Ленина. За что был арестован и заточен в тюремную камеру на Лубянке. Избежал расстрела потому, что в Лондоне тоже арестовали посланника большевиков и обменяли на Локкарта. Он оставался до смерти в 1970 году почетным ветераном МИ-6.

Сейчас Тереза Мэй дирижирует сенсационным бумом вокруг покушения на служаку МИ-6 Скрипаля и подменяет своим конъюнктурным политиканством универсальные устои правосудия. Еще нет никаких хотя бы первоначальных итогов расследования покушения, нет ни единой материальной улики чьей-то преступности, никто не заподозрен поименно, не разоблачен доказательно, а тем временем премьер-министр суматошно выгнала из ее столицы 23 российских дипломата, отменила правительственные контакты с Кремлем, помчалась в Брюссель с воззванием к лидерам стран Евросоюза тоже изгонять повсюду российских дипломатов.

Министерский напарник Мэй – кудлатый эксцентрик по имени Бóрис – объявил отравителем Скрипаля российского президента. За что? Продолжение следует по прошлому рецепту МИ-6 для Литвиненко?

Три года назад лондонский суд рассмотрел апелляционную жалобу вдовы Литвиненко  на запрет Терезой Мэй открытых предсудебных слушаний незавершенного расследования отравления российского перебежчика. И лондонские судьи постановили такое, что невозможно, как я убедился, увы, в московских судах – от районного до Верховного – если дело политическое.[4]

Лондонские  судьи вняли жалобе Марины Литвиненко (англичанки Мэри Картер), ибо она оказалась без достойной пенсии вопреки тому, что муж, по ее словам, образцово потрудился на британскую разведслужбу и был вознагражден «десятками тысяч фунтов стерлингов». От этих денег у нее почти ничего не осталось. Милосердные судьи утешили ее их разрешением открыто пересмотреть засекреченное Терезой Мэй расследование.

А все же Мэй не проиграла полностью. Она добилась от судей выгодного ей компромисса: часть открытого расследования была опять закрыта для прессы и публики на время ознакомления судей с документацией МИ-6 о Литвиненко. Судьи обязались не разглашать информацию МИ-6 и не ссылаться на нее в их решении. Оно было ущербно квалифицировано как «доклад», а не приговор. То есть по существу не было вовсе суда! Юридически никто не подлежит наказанию. В конечном счете эрзац правосудия завершился так называемой «схваткой бульдогов под ковром» - дуэлью МИ-6 и нашей ФСБ.

Финальный раунд той дуэли – концовка заключительного «вывода» судьи-коронера сэра Роберта Оуэна – главы расследования Высоким Судом Лондона отравления Литвиненко:

«Доказательства позволили установить, что г-н Литвиненко принял смертельную дозу яда вместе с чаем, который был налит ему из чайника, контаминированного полонием-210, в баре Пайн отеля Миллениум в Вест-Энд Лондона, после полудня 1 ноября 2006 года, где он находился в компании Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна. Я пришел к выводу, что существует большая вероятность того, что г-н Луговой отравил г-на Литвиненко по указанию Федеральной службы безопасности Российской Федерации. Я также пришел к выводу, что г-н Ковтун тоже действовал по указанию ФСБ. Далее я заключил, что операция ФСБ по организации убийства г-на Литвиненко была по всей вероятности утверждена г-ном Патрушевым, который являлся тогда главой ФСБ, а также президентом Путиным».

Вот кто объявлен опять нынче в Лондоне наивысшим виновником ядотравли и шпиона Скрипаля. Схожим образом интерпретировали уже три резонансные убийства наряду с  прошлогодней гибелью посла Чуркина. До его смерти первым лишили жизни далеко от Нью-Йорка в арабской Дохе чеченского политика Зелимхана Яндарбиева.

Яндарбиев был  в самопровозглашенной Ичкерии главным идеологом чеченского сепаратизма в официозном ранге вице-президента и учредителя партнерства с правителями мусульманского Ближнего Востока. Пока в мятежной Чечне сражались дивизии главкома Путина, его заклятый враг Яндарбиев выехал в аравийский Катар, где в столичной Дохе воинственный вице-президент Ичкерии договорился о взаимодействии с резидентами террористов Аль-Каиды, Братьев-мусульман, Талибана. Этих головорезов нисколько не беспокоили  власти эмирата Катар и не тревожили также Яндарбиева, хотя он уже был включен в перечень ООН международных террористов и числился в полицейском розыске.

На протяжении 2003 года Яндарбиев сумел переправить в Чечню несколько отрядов арабских террористов и контрабандировал туда десятки тысяч долларов его чеченскому сообщнику и атаману боевиков Хаттабу по прозвищу «Черный араб».

Иорданец Хаттаб устраивал засады против российских солдат, лично расстреливал их, изуверски пытал и казнил военнопленных. Обожал фотографироваться с кинжалом в руке и высеченным из еще живого пленника окровавленным куском человечины. Такие фотки Хаттаб отсылал в качестве сувениров своему покровителю Яндарбиеву. Тот заимел кличку - «чеченский кошелек».

В пятницу 13 февраля 2004 года Яндарбиев с двумя телохранителями посетил в Дохе мечеть для праздничного намаза. После него  троица покинула мечеть и разместилась в их «тойоте». Как только тронулись, автомобиль взорвался и превратился в огненный костер. Трое седоков погибли.

Спустя неделю власти эмирата обвинили трех граждан России в убийстве Яндарбиева и его охранников. Одного из обвиненных выручило то, что он – Александр Фетисов – был прикомандирован к посольству России и имел иммунитетный паспорт дипломата. Ему катарцы позволили улететь в Москву.

Двое других – туристы Василий Богачев и Анатолий Белашков – были арестованы, упрятаны в тюрьму и подвергнуты столь беспощадным силовым допросам, что не утаили их спецслужбу в ГРУ. Каждого приговорили к 25 каторжным годам.

Вслед за тем прибыл в Доху сановный секретарь Совета безопасности РФ Игорь Иванов на переговоры с наследным принцем катарского монарха об условиях освобождения оперативников ГРУ. Ради этого в Москве наскоро срепетировали обмен узниками: арестовали в аэропорту  Шереметьево трех транзитчиков – спортсменов катарского гражданства – «за провоз незадекларированной валюты».

Оба московские демарши, однако, не сработали. И тогда пришлось самому президенту Путину телефонно просить и уговаривать эмира Катара шейха Хамада бин Халифа Аль Тани помиловать российских убивцев. Эмир снизошел. Газеты прокомментировали: «Очевидно, что приказ уничтожить Яндарбиева мог отдать лично Путин».

Забрать из Дохи «мокрушников» Администрация президента поручила экипажу авиалайнера из президентского аэропарка. В Москве у трапа спецрейса расстелили ковровую дорожку красного цвета. После чего почетные авиапассажиры исчезли сразу и навсегда. На прощание авторитено высказался в том 2005 году депутат от президентской партии Единая Россия Александр Хинштейн:

- Героев наградят!

У Хинштейна точные сведения из Кремля. Его давно прозвали вхожие в Кремль газетчики «сливным бочком». Он сегодня  советник директора президентской Росгвардии. Печатно превозносят Путина. Знает – кого тот ценит и награждает.

Еще до убийства Яндарбиева смертельное возмездие настигло в Чечне его соратника Хаттаба. Ему доставил арабский лазутчик письмо из Иордании от родни. Да только ранее письмоносец был перехвачен контрразведчиками ФСБ и перевербован, а письмо опрыскано незримым ядом. Отрава сразила Хаттаба наповал. Об этом на Лубянке торжествующе объявил пресс-секретарь ФСБ. И продублировал победную новость пресс-помощник президента Сергей Ястржембский.

В два часа ночи 10 июля 2006 года на окраине ингушского села Экажево прогрохотал оглушительный взрыв. Вдребезги разорвало на железные осколки массивный автовоз КАМАЗ. Он был загружен ящиками со снарядами, минами, стрелковым оружием. Пятерых получателей арсенала разорвало  на куски. Тайно начинившие КАМАЗ взрывчаткой, равной ста килограммам тротила, российские контрразведчики опознали среди расчлененных пятерых трупов голову чеченского террориста №1 – Шамиля Басаева.

О его уничтожении радировали офицеры ФСБ из Ингушетии на Лубянку. Утром об этом рапортовал президенту Путину директор ФСБ Патрушев. Позже президент пригласил в Кремль и наградил орденами и медалями 26 участников ликвидации Басаева.

Истребление главарей чеченских террористов Басаева и Хаттаба неверно считать политическими убийствами. Оба бандита возглавили войну против России. Убили много российских мирных граждан в Буденновске, Москве, на Ставрополье и других городах за пределами Чечни. Это были массовые убийства безоружного населения – военные преступления, за которые бессрочно полагается казнь со времени Нюрнбергского международного трибунала в минувшем веке.

Вместе с тем отныне очевидно: почти всякий слишком опасный враг президента может где угодно нарваться на роковую пулю, взрывчатку, смертельную отраву. К несчастью Виталия Чуркина он чересчур напугал, по-моему, бдительных резидентов седьмого этажа дипмиссии на 67-й стрит его неосторожной болтливостью о намерении переметнуться к американским антипутинцам и его оскорбительными нападками на Путина за криминальную «клептократию».

       Еще не поздно эксгумировать останки посла на Троекуровском кладбище для отмены прошлогоднего запрета на токсикологическое обследование. И допросить с допустимым пристрастием посольского повара Чуркина, накормившего его предсмертным ужином и завтраком на следующее утро. Есть резон подозревать некоторых загранповаров.

       Знакомый мне в Нью-Йорке главный резидент КГБ генерал Юрий Иванович Дроздов стал осенью 1979 года начальником всех зарубежных нелегалов КГБ, подчиненных управлению «С». В управлении Дроздова был 8-й отдел для руководства нелегальными боевиками, умевшими взрывать, снайперски стрелять, применять яды. Один из тех киллеров – подполковник КГБ Михаил Талебов – получил зимой 1979 года спецзадание устроиться в столице Афганистана поваром в президентском дворце Тадж-Бек.

Подполковник Талебов был по национальности азербайджанцем, знал мусульманские обычаи, побывал в длительной командировке в Кабуле, овладел местным языком дари, заимел даже афганский паспорт. Устроился за крупную взятку дворцовым поваром президента Хафизуллы Амина.

25 декабря 1979 года Талебов получил закодированный приказ генерала Дроздова отравить Амина. Днем 27 декабря Тадебов подал последний раз обед президенту. Отравитель не добавил яд в пищу, так как Амин всегда недоверчиво давал каждое блюдо предварительно попробовать охранникам. Талебов незаметно капнул яд в стакан с фруктовым соком, но Амин разбавил напиток минералкой. И все же президент потерял сознание и упал.

       Командир афганских охранников Амина вызывал по телефону на помощь медиков городского госпиталя и советского посольства. Примчались четыре советских врача и один афганец. Советские доктора, не ведая ничего о приказе Дроздова, привели в сознание Амина их лекарством. Оно подействовало благодаря тому, что президент разбавил водой отравленный сок. Но это не спасло Амина. В его дворец ворвались десантники Дроздова и в упор изрешетили Амина автоматными очередями.

Талебов чудом выжил. Спрятался среди трупов перебитых охранников президента, уполз под лестницу, крикнул после бойни по-русски, что он свой. Его эвакуировали в Москву. Вернулся на Лубянку.[5] Дальнейшая судьба отравителя мне неизвестна. Между тем известно, что наследница 8-го отдела управления «С» КГБ – лаборатория модернизированных ядов – находится сегодня на московском проспекте Вернадского.

Надеюсь, что некоторое, быть может, здравомыслие кремлевских царедворцев побудит их воздержаться от директивной подсказки спецопричникам грохнуть меня подобно Литвиненко, Яндарбиеву, Чуркину, Скрипалю.

Конституция Российской Федерации гласит: «Статья 29. Каждому гарантируется свобода мысли и слова».

 

Иона Андронов                                                   3 апреля 2018 г.

 

Посол Чуркин - убит в Нью-Йорке? Часть 1

Посол Чуркин - убит в Нью-Йорке? Часть 2

 

[1] Федеральная служба безопасности РФ – контрразведка.

[2] MI6 – внешнеполитическая разведка Великобритании.

[3] Газета «Комсомольская правда», 31 мая 2007 г.

[4] Об этом на сайте Ионы Андронова опубликована судебная документация под заголовком «Администрация Президента Путина через суд саботирует иск о государственном военном перевороте 1993 года».

[5] “KGB. The Inside story”. By Christopher Andrew and Oleg Gordievsky. p.574. “Inside The KGB”. By Vladimir Kuzichkin. P.315-318

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz
Бесплатный хостинг uCoz